chaikani
Читаю: «Как это ни странно, но женщины подвержены влиянию так называемых законов и правил общества в гораздо большей степени, чем мужчины. А общество диктует - секс только с одним, только по любви и только за материальные блага.
Иначе товарки не поймут. Осудят. Будешь белой вороной.
Когда женщина, следуя этим управляющим поведением и толкающим на сублимацию правилам, выходит из возраста востребованности, она осознает всю тяжесть потери и превращается в ярого ненавистника свободного секса.
Особенно агрессивно ненависть проецируется на востребованных конкуренток, которые вынуждены идти по проторенному не ими пути, и становятся заложниками так называемых законов и правил... Круг замыкается. (возвращаемся к началу текста и читаем снова)»…

Мысль совершенно не нова, хотя и напоминает некую проповедь человека, претендующего на ноу-хау и желающего уязвить неразумных «сорокопяток», тыкая пальчиком в их ущербность. Подобных проповедников на сайтах знакомств хоть пруд пруди, поэтому отвечать им как-то не с руки. Их кредо – «всегда!», да и уверены они в собственной правоте на все двести процентов с гаком. Впрочем, и стоит ли подобных переубеждать? Если даже сам ник у написавшего сей опус звучит ни много – ни мало, как Идеальный любовник?!

Но все эти идеальные любовники, которые так кичатся своим знанием женской психологии (и так уверены в них, что считают себя вправе поучать), почему-то напрочь забывают, что уха из рыбы и раковый суп – два совершенно разных блюда. И физкультура в постели (пусть даже возведенная в ранг профессионального спорта) – это набор упражнений, приводящих, в лучшем варианте, к одноразовой разрядке. Истинных нимфоманок среди подавляющего числа женщин почти также мало, как и истинных фригидных. Натянув на себя трусики (как и после иных действий, сопряженных с данным процессом), большинство из нас торопливо отправляется домой и встает под обжигающий душ, и трет себя мочалкой до красноты, тратя почти целый флакон геля для тела, чтобы смыть с себя и этот чужой запах, и эти прикосновения. И мучаемся мы потом одним и тем же вопросом: «Зачем все это было?», и уснуть не можем до утра, и продолжения нам не хочется, и никакой востребованности нам не надо. А если и злимся на кого-то, то только потому, что на себя злимся…

Не понять вам, наши идеальные любовники, что любая женщина не столько секса жаждет. А чтоб заложило уши от одного только полувзгляда этих сумасшедших глаз напротив, желающих только ее, чтоб перехватило дыхание от случайного соприкосновения рукавами, и чтоб гладить большим пальцем эту едва заметную ямочку под упрямым ртом, и целовать с почти материнской нежностью этот крошечный шрам под глазом. И говорить, говорить, вслушиваясь в интонации, лаская свои уши и тембром дорогого голоса, и словами-мыслями, и удивляясь совпадениям, и соглашаясь с несовпадениями. И бояться часов, отстукивающих время с неумолимостью палача, уже наточившего свой топор. И, еще будучи рядом, уже тосковать в предстоящем и жаждать новой встречи со всеми ее предвкусиями и послевкусиями, воспоминаниями и мечтаниями. А потом хранить эти прикосновения и поцелуи на своем теле (ах, если б можно было совсем не мыться!), и спать крепко почти сутки, потому что и отдано так много, и получено - тоже…

И если мы иногда слабеем от того, что не можем иметь то, о чем мечтаем, если идем на связь с вами, то вовсе не потому, что идеальны вы. А оттого, что не идеальны мы…